Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Смотрю

МОЯ ПРОЗА. КАК Я НЕ СТАЛА НАСТЕЙ КАМЕНСКОЙ



Это произошло, когда я училась на предпоследнем курсе института и изо всех сил искала возможность остаться в Москве.
Москва всегда была очень моим городом, я в ней подолгу жила в детстве, училась в начальной школе, поэтому у меня не было никаких колебаний — уже на следующий день после выпускного вечера я уехала в Москву.

Но начальство столицы подложило мне здоровенную свинью: в 1975 году прикрыло прописку иногородних семейных людей, а я уже успела к этому времени и замуж выйти, и даже ребёнком обзавестись.

Но принять поражение просто так я не могла и начала крутиться.
Искала связи, знакомства, обращалась в разные инстанции, ждала ответа от разных людей, часами занимала телефон-автомат в общежитии, надоедала, канючила, выбивала обещания — в общем, пыталась добиться своего, не имея ни сильной мохнатой руки, ни денег на взятки, рассчитывая только на удачу.

И удача, как показалось на какой-то миг, мне улыбнулась.

Я запозднилась у друзей в Тёплом Стане и ждала автобуса на пустом шоссе в очень неприятной обстановке: практически, ночь, вокруг ни души, и автобус тоже не шёл.
Перспектива добираться домой на такси меня не слишком радовала — это было очень для меня дорого, да и не было на шоссе такси, а если и появлялась одинокая «Волга» с шашечками, то обязательно уже полная людей.

Поэтому когда я увидела зелёный огонёк, двигавшийся в сторону метро, счастью моему не было предела. Я решила, что доеду до метро — это было мне по карману, — а дальше всё было просто: прямая линия, пересадка на родной двадцать четвёртый троллейбус, не менее родное Лефортово.

Такси остановилось, я села, поехали!

Водителем был армянин лет тридцати, очень общительный. В два счёта он выведал у меня, где я учусь и живу, узнал о моих поисках пристойного распределения и вдруг предъявил мне корочки майора милиции!
Не буду называть его фамилию, ни к чему это. Звали его Юрой. На моё недоумение, зачем майор милиции водит такси, он объяснил, что в Москве и области происходит много пожаров, что это поджоги (а оно так и было, я даже в один такой пожар в метро чуть не попала), и он возглавляет группу, которая работает на отслеживании возможных поджигателей.

Юра убедил меня ехать с ним до общежития, и я, махнув рукой на то, что придётся расстаться с трёшкой, согласилась.

Он сказал, что может мне помочь остаться в Москве, если я готова пойти на работу в МУР.
Я ошалела: какой МУР, я инженер!

Оказалось, что на Петровке работает отдел научно-технической информации, которому были нужны люди разных профессий. В ходе расследования преступлений возникала необходимость в разных технических экспертизах — вот ими отдел и занимался.

Условия, перечисленные Юрой, были просто сказочными: сразу же оклад 180 рублей, если владею иностранным языком, то плюс десятка. Общежитие «малосемейка» на улице Горького, возможность подготовиться к экзамену на сдачу кандидатского минимума. Через год-два — лейтенантские погоны, то есть, повышение зарплаты.
Мужа тоже обещал устроить на работу.

Сказал, чтобы я подумала, поговорила с мужем, взял с меня строго по счётчику, объяснил, что довёз бы меня и бесплатно, но должен сдать выручку в таксопарк, поскольку работает под прикрытием и не может нарушить инкогнито.

Через некоторое время мы встретились опять, он записал все мои данные, чтобы показать их начальству, а ещё через какое-то время объявил, что мне назначен день, когда я должна явиться на Петровку, 38 для встречи с этим начальством.
Я должна была позвонить Юре накануне, чтобы уточнить время встречи.

Я позвонила.
Ответил мне не Юра, ответила женщина — каким-то странным сдавленным голосом.
Я попросила позвать Юру, она ответила, что Юры нет, что его накануне застрелили, когда он выехал на очередной поджог.

Я была так ошарашена, что впала в ступор и больше ничего не сделала: не узнала, когда похороны, не пошла на Петровку, чтобы попытаться встретиться с тем начальником самостоятельно…
У меня ничего не вышло, пришлось уехать из Москвы в Питер, с которым я не смогла смириться, потому что альтернативой служил Волгодонск, и Питер был для меня всего лишь меньшим злом.

Когда Левконоя привела меня в ЖЖ (мы познакомились с ней на Ли.ру), я стала общаться с дамой, которая работала на Петровке в том самом отделе.
Я рассказала ей эту историю, и она вдруг написала, что обо мне в отделе знали — не по имени, конечно, просто знали, что собираются принять на работу девушку, молодого специалиста из МЭИ. Очень удивились тому, что я не пришла.

Даже самой не верится иногда, что со мной произошла такая история.
И не могу объяснить себе самой, почему я не сделала никаких попыток исправить ситуацию, почему опустила руки.
Правда, гибель Юры очень сильно на меня подействовала, я долго не могла прийти в себя.

А счастье было так возможно...

14 августа 2021 года

Израиль

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. РАССКАЗЫ

Смотрю

МОЯ ПРОЗА. Египетские ночи



ИЗМЕНЕНИЯ В РАСПИСАНИИ

- Уррра! - заорал шестой класс. - Изменения в расписании! Руссиша не будет!
Топоча не хуже стада бизонов, шестой класс скатился по лестнице в гардероб, и через две минуты уже нёсся по домам, кроме пацанов, решивших сыграть в футбол, раз уж выдался свободный час.

- Ты?! - он обрадовался, но и удивился. - Ты не на работе?
- Изменения в расписании, - улыбнулась она, - в начале года такое случается.
Через час он сказал грустно:
- Жаль, что изменения в расписании случаются так редко.
Она только вздохнула: в глубине души ей нравилась стабильная жизнь без неожиданностей, но сегодняшнее неожиданное изменение в расписании пришлось весьма кстати: замужней женщине трудно найти свободное время для получения чистой радости, не замутнённой бесконечными надоедливыми обязанностями.

- Быстрее, быстрее, быстрее! - подгонял директор департамента водителя. - Изменения в расписании, можем опоздать!
Уже на самом подъезде к аэропорту они увидели взлетающий самолёт.
- Изменения в расписании! - рявкнул директор и присовокупил такой заковыристый оборот, что водитель только крякнул.
И они поехали назад в город.

- Какая замечательная вещь — изменения в расписании, - прошептала она, покусывая мочку его уха, - ты не мог бы организовывать их почаще?
Он внутренне рассмеялся: она и понятия не имеет, что эти изменения организует вовсе не он.

Директор сидел у окна кафе, пил кофе, и нетерпеливо ждал. Наконец, он увидел, как нужный ему человек выходит из подъезда и направляется ко входу в кафе.
- Целый час жду! - недовольно сказал ему директор. - Чёрт бы драл их изменения расписания: без меня самолёт улетел!
Он положил на столик конверт с деньгами, похлопал гостя по плечу и отправился домой.

Учительница замерла, услыхав, как в двери поворачивается ключ.
- Кто это? - спросил её мужчина одними губами.
- Тссс! - шикнула на него учительница. Но было поздно: муж стоял в дверях, всё ещё пересчитывая полученные в кафе деньги.
Поднял голову, увидел растерянную пару на постели и захохотал, запрокинув голову:
- Изменения в расписании!

А директор в это время блаженствовал в горячей ванне. На её краю стоял бокал с коньяком, сигара дымилась в его руке.
На сегодня он был свободен от притязаний супруги: она крепко спала, как сказал бы бравый солдат Швейк, «после этой езды».

**********

ПОСТОРОННИЙ ЗВУК

Девочка и мальчик были близнецами.
Как и все нормальные близнецы, они были зациклены друг на друге, что, впрочем, вполне устраивало их родителей: у тех освобождалось время на себя, а этим не все молодые матери и отцы могут похвастаться.

Дети жили в общей комнате, все игрушки у них были тоже общие, и девочка замечательно умела воспроизводить губами звук работающего автомобильного двигателя, а мальчик прекрасно укачивал куклу-пупса.

Правда, спали они на отдельных кроватях, но когда дом затихал, мальчик босиком перебегал через детскую и ложился под одеяло к сестре.
Какое-то время они шептались, тихонько хихикали, после чего он перебегал обратно, и дети засыпали.

Однажды девочка вдруг сказала:
- Ой, что это такое?!
- Что? - не понял брат.
- А вот, слушай…
- Чиво слушать-то? - он продолжал не понимать.
- Ну вот же, слышишь?
- Не-а, - протянул мальчик, - ничего не слышу.
- Ну и дурак! - обиделась девочка.
Мальчик тоже обиделся и ушёл — так и заснули они в обиде друг на друга.

Утром, правда, оба уже не помнили о ночной ссоре, но когда мама обняла их, девочка вскрикнула.
- Что такое? - встревожилась мама. - Почему ты кричишь? Я сделала тебе больно?
- Нет! - мотнула головой девочка. - Вот, слышишь?
- Что я должна слышать? - озадачилась мама?
- Ну, вот же! - девочка почти плакала.
- Она и ночью тоже приставала - «слышишь, слышишь»! - сообщил мальчик. - А я ничего не слышу.

И вдруг мама поняла!
Она засмеялась, обняла их обоих и сказала:
- Это моё сердце работает.
- А ночью? - недоверчиво спросила девочка. - Тебя ночью не было. Что такое — сердце?
- А ночью работали ваши сердца — твоё и брата.
- У нас тоже есть сердце? Почему оно работает?

Весь день потом девочка то и дело прикладывала руку к своей груди или ухо к груди брата: посторонний звук не исчез, он продолжался, она могла его услышать в любой момент.
Ей ещё предстояло узнать, какое долгое время сможет она слышать этот звук, который уже перестал быть посторонним, но она пока ещё этого не поняла.

20 апреля 2021 года
Израиль

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"

Смотрю

МОИ СТИХИ. Только что написала



На том берегу, на том берегу
клубится туман.
Сюда просто просится рифма
"тоска и обман".

На том берегу, на том берегу
себя не найти.
Сюда просто просится рифма
"пойми и прости".

Да-да! На том берегу
прервётся мой путь.
Ну, как не придумать рифму
"прощай, забудь"?!

На том берегу, на том берегу
ждёт светлый сон,
но как - без слов и без рифмы -
не близок он!

27 февраля 2021 года
Израиль




ОГЛАВЛЕНИЕ. МОИ СТИХИ.
Смотрю

МОЯ ПРОЗА. Египетские ночи




МОРЕ СПРАВА


Всю ночь Ноа спокойно спала в своей каюте: чуть заметная качка убаюкивала её, а морской болезнью Ноа не страдала.
Всю ночь снился ей один длинный красочный сон: полки наступали на другие полки, две армии сшибались на огромном поле, рассвет сменялся закатом, ледяные звёзды светили иглисто, летний ливень пополам с сияющим солнечным светом заполнял пространство, остро пахло йодом и солью.

Заказывая билет на океанский лайнер, Ноа попросила каюту, окно которой выходило бы на море и чтобы море было справа: она привыкла спать на правом боку и хотела каждое утро, проснувшись, сразу видеть бесконечное морское пространство.
Зрелище спокойной — или не очень — воды заряжало её на весь день свежестью и покоем и помогало оставаться спокойной в людском муравейнике на палубе и в ресторане, хотя вся эта толпа вызывала только желание всех поубивать.

Плаванье продолжалось уже пять дней, продержаться нужно было ещё неделю, но Ноа знала точно, что продержится, что каюта с видом на море справа поможет ей в этом.

Ночь, а с ней и сон, пришли к своему логическому завершению, Ноа открыла глаза, но не увидела в окне моря.
Вернее, она не увидела окна — море-то как раз никуда не делось: вот оно — плещется со всех сторон, а запах йода и соли стал ещё резче, ещё сильнее.

Ноа приподнялась на кровати и обнаружила, что кровать её каким-то непостижимым образом держится в наклонном положении под невероятным углом, стена, в которой ещё вчера было окно, исчезла, и весь лайнер накренился, а людей вокруг нет, и Ноа погружена в то вожделенное одиночество, которого ей так не хватало всю жизнь.

Внезапно из-за спинки кровати появилась чья-то мокрая голова и уставилась на Ноа.
Это был мужчина, и Ноа узнала его — в ресторане он сидел обычно через два стола от её, всегда со скучающим видом, всегда один и всегда отрешённый от окружающего.

- Вы уцелели! - хрипло произнёс он. - Как это вам удалось?
- Но что произошло? - задала Ноа встречный вопрос. - Где все, что с кораблём?
- Да я взорвал его к чёртовой матери! - ответил мужчина. - Так мне все надоели, видеть уже никого не мог — вот и взорвал.
- Вы ненормальный? - участливо спросила Ноа. - Как мы теперь до берега доберёмся?
- Да я сначала взорвал, — нервы не выдержали — а уж потом понял, что погорячился. Но я рад, что именно вы остались в целости и сохранности: вы единственная на этой паршивой лоханке производили впечатление нормального человека…
- Однако вы не производите такого впечатления, - прервала его Ноа, - как мы выберемся отсюда?
- Не бойся, крошка! - засмеялся он. - Твоя кровать послужит нам спасательной шлюпкой!
Он толкнул кровать, которая сначала поехала по палубе, а потом плюхнулась в воду, обдав Ноа целым водопадом брызг.
Ноа огляделась и успокоилась: море было везде — справа тоже.


**********

Я НИКОГО НЕ ЖДУ


Вся жизнь сплошное ожидание.
Ничто и никогда не делается и не возникает ровно в то мгновение, когда становится необходимым — хотя бы терцию, но ждать приходится.
И это ещё счастье, если ждёшь недолго, чаще всего ожидание растягивается и может длиться годы и годы, причём, без результата.
Что может быть безнадёжнее безнадёжного ожидания?!

Вся жизнь проходит в ожидании. На ожидание приходится гораздо больше времени, чем на дела и вещи, которых ожидаешь. Полгода ожидаешь лета, а оно проносится за два месяца, и вот вам пожалуйста — снова ждите!
Целую вечность ждёшь маму с работы, она приходит, но через пару часов уже нужно идти спать.
С нетерпением ждёшь, когда станешь взрослой и самостоятельной, но вдруг видишь в зеркале лицо какой-то весьма пожилой дамы, и оказывается, что это твоё лицо, что взрослость и самостоятельность пролетели птицей, и ты снова не самостоятельна: какая-то посторонняя женщина в белом халате требует, чтобы ты вела себя хорошо — просто дежа вю, но где же та жизнь, в которой ты была самостоятельной?

Но хуже всего ожидание людей.

Мнётся нарядная одежда, пересыхает мясо в духовке, врач никак не выходит из операционной, время свидания прошло час назад, а они всё не идут и не идут, нужно ждать, нужно надеяться, нужно радоваться их приходу, но где взять силы на это ожидание?
Негде. Ожидание сжирает их, громко и отвратительно чавкая.

Поэтому я никого не жду.

23 февраля 2021 года
Израиль

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"

Смотрю

МОЯ ПРОЗА. Египетские ночи



КУКЛА — ЛУЧШИЙ ПОДАРОК


Сэм Кокс ненавидел Роджера Пикса.
Роджер Пикс был богатым сынком богатого воротилы, о котором все знали, что он связан с криминальным бизнесом, и, хоть и играл с Сэмом в детстве, смотрел на того свысока и часто бывал груб с сыном привратника в имении папы Пикса.
А ведь кожа у них была одного цвета!

Мальчики выросли, пути их разошлись, но ставший с возрастом сентиментальным, папа Пикс неизменно требовал от сына, чтобы тот делал Сэму подарки на дни рождения и приглашал на празднования своих.

Роджер скрежетал зубами, но не смел не подчиниться приказам отца, Сэм скрежетал зубами, но не пренебрегал возможностью насолить Роджеру своим присутствием на его вечеринках для богатеньких сынков и дочек.

Так продолжалось не один год, но когда-нибудь количество раздражения должно было перейти в отрицательное качество, и это случилось, когда Роджер праздновал своё совершеннолетие. Он пригласил Сэма, но про себя решил, что делает это в последний раз: став совершеннолетним, он сможет не подчиняться больше вздорным приказам отца.

Сэм пришёл на вечеринку со своей подружкой Лизой, но думал, что делает это в последний раз: его положение в "фирме" папы Пикса было таково, что он уже мог позволить себе подчиняться не всем приказам хозяина. Они с Лизой собирались пожениться и уже присматривали себе домик, чтобы жить совершенно самостоятельно и не зависеть от родни.

Лиза была очень светлой и миловидной девушкой, стройной и гибкой. И профессия у неё была хорошая: медсёстры всегда и везде нужны, поэтому Сэм и Лиза были уверены в своём будущем: не зря ведь он так уверенно продвигался к верхушке фирмы папы Пикса!

Увидев Лизу, Роджер сделал стойку и сказал Сэму, что с его стороны было очень мило привести такую куклу ему в подарок.
Сэм стал ещё темнее, но сдержался, решив, что месть должна быть холодной.

Поэтому, когда через полгода он со своей Лизой уже жил в своём домике, то совершенно не удивился скандалу в семействе Пиксов: папа поручил сыну продажу большой партии наркотиков и был взбешён, когда выяснилось, что тому вместо денег всучили «куклу».
Сэм не зря продвигался в бизнесе папы Пикса: он лучше всех в банде умел делать «кукол», вот и в этот раз ловкие руки его не подвели.

**********

НОВЫЕ ПРАВИЛА В ТЕМНОТЕ


Тьма постепенно опускалась и становилась всё более непроницаемой.
Нижний край её уже касался поверхности планеты и её обитателей, всё тусклее были восходы, всё мрачнее закаты, фонари всё хуже освещали улицы и площади.

Настроение жителей планеты тоже меркло и обесцвечивалось.
Всё реже звучал смех, всё реже лились слёзы, всё чаще люди выглядели бесстрастными манекенами — без эмоций и даже без мыслей.

Каким-то образом опускающаяся тьма изменила и поведение людей: то, что ещё так недавно считалось неприемлемым, неправильным, нечестным и даже преступным, постепенно теряло свою отрицательную коннотацию, становилось привычным, переставало вызывать возмущение.
Мало того, кое-что ранее невозможного стали рекомендовать к применению, а кое-что приобрело почти узаконенный характер, и кое-кто уже был наказан за отказ от следования этим новым правилам.

Наконец наступил день, когда самый мощный прожектор не смог пробить павшую на планету тьму.
Но к этому моменту большая часть её обитателей сумела отрастить интуитивное понимание, каким правилам следовать, а какие стоит отбросить, чтобы не попасть под мощный каток, которым уничтожали ретроградов, отказывающихся от нового курса.
Конечно, было странно, что карательная машина умудрялась работать в этакой темноте.
Правда, ещё более странным было, конечно, что новые правила в темноте не только непрерывно менялись, но и легко усваивались обитателями планеты, хотя они сидели по своим домам в темноте, которая была «не хуже в комнате, чем темнота снаружи».

5 января 2021 года

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"

Смотрю

(no subject)



ВДОХНОВЕНИЕ ПРИХОДИТ ПО ВТОРНИКАМ


Человек, с одной стороны, крайне примитивное существо: ну, там — поесть, избавиться от продуктов этого действия, поспать, позаниматься продолжением рода (правда, лучше без фактических результатов), поболтать о пустяках…
С другой же стороны — создание невероятно сложное, плохо прогнозируемое, абсолютно непредсказуемое и не поддающееся осмыслению.

Судите сами: то человека не вытащишь из-под тёплого одеяла, то он прётся в какие-то невероятные дали: лезет на какую-то сумасшедшую гору по тропе, вдоль которой мёртвые предшественники лежат; в Антарктиду — потому что хочется пожать крыло настоящему пингвину и, может быть, протаранить настоящий айсберг (а чего он «Титаник» потопил.

Или же наоборот — в жару, в пустыню, в джунгли — хоть растительные, хоть каменные (Нью-Йорк, например).
Обуревают его разноречивые чувства: вот вроде бы любит человека, но одновременно хочет его прибить, чтобы уже не встал!
То помогает другу выпутаться из денежных затруднений, то завидует, что у того пятьсот «лайков» под постом, тогда как у него самого — всего два, да и те поставил он сам и какой-то незнакомец, случайно затесавшийся в блог.

Не менее противоречив человек в своих способностях и умениях.
Мужики талдычат, что женщинам нельзя доверять вождение автомобиля, а сами пасуют перед стиральной машиной и мультиваркой.
Женщины… Нет, женщины в этом смысле пасуют меньше. Если женщине нужно, она что угодно освоит.

Или вечное противостояние гуманитарных наклонностей и способности к математике — такая полемика «физики-лирики» в мозгах одного человека!
Люди, способные запомнить значение слов «трансцендентный», «парадигма» и «семантический», понятия не имеют, как провести простейшие арифметические действия, которым их пытались научить ещё в третьем классе школы!

Это так странно: быть одновременно амёбой и гением, трусом и бесшабашным смельчаком, физиком и литературоведом.
Не избежала этой странности и я: ну, я же человек, следовательно, априори, странна!
Во-первых, я знаю и понимаю, что такое интеграл и слабое взаимодействие. И даже понимаю слово «парадигма», хотя объяснить его значение не знающим не смогу.
Но я совершенно не могу понять, почему вдохновение приходит именно по вторникам, хотя день для его визита выбрала вовсе не я!

**********

ВСЕ ЛЕБЕДИ АНГЛИИ — СОБСТВЕННОСТЬ КОРОЛЕВЫ


Белый лебедь красиво плыл по пруду в загородной резиденции королевы.
Чёрный лебедь, не менее красиво, плыл в унисон белому.
Они прекрасно рифмовались, правда рифма была ассонансная, но общей картины она не портила, а наоборот, обогащала.

Иногда лебеди не обращали внимания друг на друга, но иной раз на них находил стих общения, и тогда они некоторое время плыли рядом и вели неспешный разговор на незначащие темы.

Сегодня случился именно такой день, потому что оба они были взволнованы, как оказалось, одним и тем же происшествием. Вернее даже не происшествием, а некой информацией, которая стала их общим достоянием и требовала незамедлительного обсуждения: дело в том, что днём на берегу пруда одни люди сколотили деревянный помост, другие расставили кресла, в которых расселась большая компания третьих.

А компания четвёртых стала всячески прыгать на помосте, махать руками и поднимать ноги — и всё это под громкие звуки, которые довольно часто раздавались над парком имения.

Лебеди за годы жизни в этом пруду научились понимать язык людей, поэтому им стало известно, что те, кто сидит в креслах, считает скачущих по помосту лебедями, причём, одна скакунья проходит у них как белый лебедь, а другая — как чёрный.

Это было непонятно и удивительно, но лебеди знали, все поступки людей удивительны и что понять их невозможно.
До сих пор они и не пытались ничего понимать — знали только часы кормления, а на остальное махнули крыльями.

Но сегодня возник жгучий вопрос, который всё же следовало понять: вот они сами — собственность королевы: ведь это её дом, её парк, её пруд.
Лебеди знали, что они не одни живут в месте, которое люди называют Англией — они иной раз виделись со своими родичами, с теми, кто проявлял непоседливый характер и время от времени летал на прогулки. Эти непоседливые лебеди тоже считали себя собственностью королевы: королева — символ Англии, значит, она принадлежит всей Англии, а вся Англия принадлежит ей.
Поэтому, видимо, и все лебеди Англии принадлежат королеве.

Но как быть с теми, кто сегодня прыгал по помосту возле пруда?
Если они изображали лебедей, значит и они — собственность королевы Англии?

29 декабря 2020 года

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"

Смотрю

МОЯ ПРОЗА. Египетские ночи

СТРАТЕГИЯ ЛОВЛИ КАРПА

Имя Карпа давно гремело над городом, особенно в криминальных кругах он был популярен.
Правоохранители тоже очень им интересовались, но понятия не имели, кто прячется за этой кликухой, а они почему-то были уверены, что это именно кличка, псевдоним, что реального человека зовут как-то иначе — вопрос, как!

Никто не знал даже, есть ли у Карпа сообщники, или он действует один.
Но один или с командой, действовал он весьма эффективно, сбивая планы всех и вся.

Поймать его хотели все, но ни у кого ничего не получалось: даже через минуту прибытия на место его действия там никого не заставали и ничего не находили, кроме результатов самого действия.

В конце концов, правоохранители и криминальные главари решили объединить усилия — другого выхода просто не было!
Действовали быстро и решительно: как только поступил сигнал об очередной активности, предположительно, Карпа, вокруг места активности были перекрыты все подъездные пути, все проходные дворы, все проходные подъезды.
Все замерли в тревожном ожидании — и вот, свершилось: к одной из засад двигался тарахтящий автомобильчик, имевший весьма непрезентабельный вид.

Увидев, что путь закрыт, водитель сбросил скорость в явном замешательстве, и тут над улицей раздался громовый голос: - Горбатый! Я говорю — Горбатый!

В тут же открылся шлагбаум, перегородивший боковой проулок — голос нёсся оттуда.
Автомобильчик покорно повернул на голос.
Операция прошла удачно, стратегию применили верную.

- Ты понимаешь, - объяснял жене руководитель операции, - это ведь уже условный рефлекс! Столько лет фильм показывают, что все иначе и не воспринимают слово «горбатый». Карп — значит, горбатый. Он ведь нам своей кличкой и подсказал стратегию. Дурачок. Думал, мы ему до конца жизни позволим таранить иномарки!
Главное, протаранит, в ближайших кустах спрячется и ржёт, наверное, пока мы там всё обследуем. А бандюки нас растерзать готовы, хотя сами виноваты: кто им велит на таких танках ездить, из которых старый «Запор» и не виден!

**********

ПОДЪЕЗД НА НОЧЬ ЗАПИРАЕТСЯ

Дом был весьма респектабельным и красивым.
Отделка натуральным камнем, большие окна, в первом этаже витрины дорогих магазинов.
Дом был большой, занимал целый квартал, и жильцы его тоже были людьми большими и респектабельными.

Особенно хороши были подъезды: дубовые двери, бронзовые ручки, внутри мрамор и гранит.
В лифтах удобные скамеечки, зеркала, тоже бронза и сияющая чистота: консьержки и дворники очень дорожили работой в этом доме и ни за что не хотели её потерять.

Особенно один подъезд выглядел роскошно: на гранитных ступенях лестницы лежала красивая пушистая дорожка, пол вестибюля устилал ковёр, по периметру которого стояли фаянсовые контейнеры с экзотическими растениями.

В этом подъезде жила кинозвезда, а консьержкой работала одна девушка, которой не повезло, и она не смогла стать актрисой, хотя как две капли воды была похожа на звезду, что, видимо, и отвратило от неё режиссёров, продюссеров и агентов, занимающихся трудоустройством артистов.

Девушка нарочно устроилась работать в подъезд, где жила актриса: почему-то ей казалось, что здесь её ждёт внезапная удача.

Она рьяно ухаживала за вверенной её заботам территорией, не выбросила ни одного растения из тех, что дарили звезде, но не нравились ей. Вычистила и привела в порядок ковёр и дорожку, которые звезда сменила на новые, потому что они перестали гармонировать с новым цветом её волос — в общем, девушка старалась и даже запирала подъезд на ночь, чтобы удача, которую она ждала, сначала постучала в дубовую дверь, а не проскользнула мимо незамеченной.

И однажды посреди ночи такой стук раздался.
Девушка накинула на себя единственную свою ценность: большую и очень дорогую шаль, доставшуюся ей в наследство от бабушки, и подошла к двери.
Она была очень хороша в этот момент и как две капли воды похожа на звезду.

На улице перед дверью стоял молодой симпатичный мужчина и делал ей знаки, чтобы она впустила его.
Девушка отперла дверь и спросила, чего ему надо.
Мужчина ответил, что его прислали за ней со студии и велели привезти в том виде, в каком застанет. Вот и автомобиль студийный — он показал на машину, стоявшую у дома.

Девушка, ни секунды не раздумывая, заперла подъезд, повесила табличку «Подъезд на ночь запирается» и села в машину.
Мужчина тут же покаялся, что обманул её, что он молодой режиссёр, у него есть сценарий, словно бы для неё написанный, но он же понимал, что звезда не захочет сниматься у безвестного режиссёра — вот и пришлось прибегнуть к хитрости.
Но девушка не обиделась на него.

Она рассчитывала вернуться назад ещё до того, как первые жильцы захотят выйти из дома, но ночная съёмка так захватила и режиссёра, и её, что подъезд оказался запертым чуть ли не до полудня.
А как раз в это время приезжал продюсер пригласить звезду на новый фильм, не смог попасть в подъезд, раздражился и уехал восвояси.

Я не стану рассказывать, на какие ещё уловки шла девушка, чтобы сниматься у молодого режиссёра — это долго, да и не хочется выдавать чужие секреты.
Просто теперь в её хорошенькой вилле, стоящей в очень милом саду, на стене висит табличка «Подъезд на ночь запирается»: она считает эту табличку своим талисманом.

8 декабря 2020 года

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"

Смотрю

ПРОЕКТ "ЕГИПЕТСКИЕ НОЧИ"






Очередная моя миниатюра, написанная в рамках проекта "Египетские ночи",  в "Журнальном зале" (нужно покрутить страницу, я там не в первых рядах):

 magazines.gorky.media/library/egipetskie-nochi-18




ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"

Смотрю

МОЯ ПРОЗА. Египетские ночи



ВХОДЯЩИЕ И ОТПРАВЛЕННЫЕ

В юности я работала в экспедиции проектного института.
«Экспедиция» - это отдел, занимающийся почтой учреждения: получает входящую почту, регистрирует её, распределяет по отделам, которым она адресована.
Ну, и, конечно, регистрирует и отправляет исходящую корреспонденцию.

Через день мы ездили в старом разваливающемся автобусе на почтамт — забирали посылки и отправляли свои. Благодаря работе в этом отделе я научилась совершенно профессионально обвязывать бумажные свёртки, фанерные ящики, стопки книг, что, в результате, очень пригодилось мне во взрослой жизни — я виртуозно обвязываю мясо перед запеканием и самодельную колбасу перед копчением.

Самым нудным в нашей работе было цитирование писем при их регистрации.
Почему-то люди с дипломами, работавшие инженерами, проектировщиками, начальниками отделов и даже главными специалистами писали ужасно безграмотно, но ведь машинистки были ещё менее образованны, поэтому тексты получаемых и отправляемых писем приводили меня, отличницу с врождённой грамотностью, в трепет.

Начальница наша, поняв, что я грамотнее всех в отделе, передала регистрацию в полное моё ведение, и я в страшных муках редактировала цитируемые тексты, зато журнал регистрации стал выглядеть более подобающим такому заведению, как солидный НИИ.

Но однажды моим мучениям пришёл конец.
Как всегда, я пришла на работу к восьми часам утра, открыла журнал регистраций, чтобы внести в него письма, полученные накануне вечером — я не успела их зарегистрировать.
Открыла и остолбенела: все письма были внесены в журнал красивейшим почерком и без единой ошибки.
Но это ведь не я сделала! Как такое вообще могло произойти, если я, получив письма, положила их в ящик своего стола, а затем мы все вышли из нашей комнаты и начальница заперла её и поставила на сигнализацию!

Ошарашенно я уставилась в журнал и сидела так, пока не услыхала голос почтальона: - Красавица, прими почту!
Я очнулась, приняла почту, и день покатился, как обычно, но не думать о произошедшем я не могла.

Я старалась не оставлять незарегистрированные письма на следующий день, но это было сложно, потому что часто письма привозили за пару минут до финального звонка, означавшего окончание рабочего дня, и тогда все должны были покинуть здание института — он был режимным предприятием, для сверхурочной работы требовалось разрешение первого отдела.

Но если письма всё же оставались не обработанными, кто-то аккуратно делал за меня мою работу.

Я извелась, стала хуже спать и есть, но случай помог мне разгадать эту загадку.
Нашей начальнице нужна была подработка, поэтому она после обеденного перерыва тайком уходила на свою вторую работу, а мы должны были её прикрывать.
Ещё одна женщина, работавшая в нашем отделе, ждала ребёнка и неважно себя чувствовала. Она тоже сбегала из отдела. Четвёртая — девчонка моложе меня, удирала болтать с подружками из других отделов.
Я оставалась одна и даже позволяла себе подремать: часа в три дня ужасная сонливость нападала на меня — ведь ночами я почти не спала, в бессильных попытках понять, что происходит в отделе, когда нас там нет.

И вот однажды, сквозь дрёму я почувствовала, что кто-то вытягивает из-под моего локтя журнал регистраций.
Я проснулась и увидела существо.
Существо было странное, я даже подумала сначала, что оно мне снится, но оказалось, что я вижу его наяву.
Всё оно состояло из знаков препинания и обрывков правил русского языка.
Оно смотрело на меня глазами-двоеточиями и улыбалось ртом-тире.
- Ну, - сказало оно, довольное, что я так на него пялюсь, - поймала ты меня!
- Вы кто?! - спросила я.
- Я Граммотей! - гордо ответило существо. - А ты моя мамочка, ты создала меня, и я изо всех сил стараюсь тебе помочь.

Тут открылась дверь, принесли очередную партию писем, Граммотей исчез, и я больше никогда его не видела.
Но помогать он мне не перестал.
В моей жизни было ещё немало других мест работы и других обязанностей, но я всегда с нежностью вспоминала моё самое первое создание — моего Граммотея!

**********

ЭКСКУРСОВОД ЗАБЫЛ НАЗВАНИЕ

Однжды мне всё надоело, и я купила экскурсию в другой город, исторический центр, где никак не удавалось мне побывать.
Экскурсовод, бодрый дядечка с громкоговорителем на груди, всю дорогу рассказывал нам об истории края, мы то и дело вертели головами, стараясь рассмотреть то какие-то руины, то холм, то пустошь.

Город, в который мы ехали, находился часах в полутора езды от нашего города, но прошло уже два часа, а мы всё ехали.
Народ в автобусе стал отвлекаться от баек экскурсовода и спрашивать его, когда же мы приедем: в пункте назначения нас ждал завтрак, да и другие нужды хотелось бы справить.

Экскурсовод сначала бодро отвечал, что скоро, вот-вот, уже совсем недолго осталось, терпение, друзья, но «вот-вот» никак не наступало, и вежливое недоумение экскурсантов сменило возмущённое нетерпение. Все стали требовать или остановиться, или уже привезти нас, наконец, на место.

Водитель автобуса выглядел всё более смущённым, время от времени он спрашивал что-то у экскурсовода, а у того на лице всё отчётливее проступала паника.
Он даже и не пытался нас успокаивать, а люди шумели всё агрессивнее.
Наконец, шофёр по своему почину остановил автобус и открыл двери.
Все шумной толпой устремились на волю, а я подошла к совершенно обмякшему экскурсоводу.
- Что случилось? - спросила я. - Я врач, вы себя плохо чувствуете?
Я взяла его за руку и стала считать пульс. Пульс частил, но это и нормально в такой ситуации. Я опять спросила экскурсовода, как он себя чувствует и не нуждается ли он в каком-нибудь препарате, который забыл принять утром.
- Доктор, - заговорил он сдавленным голосом, - я абсолютно здоров, спасибо вам. Но я категорически не помню, куда мы должны ехать! Я забыл название города!

Шофёр несколько мгновений смотрел на него, выпучив глаза, а потом громко захохотал, но резко оборвал смех.
- Ну, ты идиот! - сказал он. - Давно бы спросил меня! У меня ведь в путёвке написано, куда ехать! Экскурсовод забыл название! Расскажи кому — не поверят.
Он покрутил головой, и нажал на сигнал, призывая народ в автобус.
Люди вернулись, мы благополучно приехали по назначению.
Но никто больше в автобусе не знал, что экскурсовод забыл название — только мы трое.

1 декабря 2020 года
Израиль

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"

Смотрю

МОЯ ПРОЗА. Египетские ночи



ПРАКТИЧЕСКИ НЕДОСТУПНОЕ

- Горизонт практически недоступен. По мере движения к нему, он будет отодвигаться, потому что…

Гоша не хотел верить в недоступность горизонта.
Как это — недоступен? Он же виден!

- Ну и что, что виден! А всё равно недоступен! - Тим твёрдо стоял на своём. - Вот Нью-Йорк ты видишь? Нет. А он вполне доступен… если деньги на билет есть.

Гоша внутренне согласился с этим доводом, но ни за что не хотел признать своё согласие вслух.

- Я тебе докажу! - выкрикнул он и убежал домой: географию можно и одному выучить, для этого вовсе не нужна компания лучшего друга.

С этого дня Гоша очень изменился. Он перестал отвлекаться на футбол и кино, не участвовал в дружеских потасовках, отнекивался от лыжных походов по воскресеньям — стал настоящим анахоретом.
Но при этом он постоянно читал какие-то учебники, что-то писал в большой общей тетради и не всегда реагировал на обращения к нему учителей.

Ребята сумели подсмотреть, что читает он учебники по математике, но названия этих учебников были такие, что они совершенно не понимали их значение.

И вот однажды, когда Тим сражался с домашним сочинением, в дверь позвонили. Тим открыл и удивился — на площадке стоял Гоша. Он был возбуждён, взъерошен и встрёпан.

- Я доказал! - крикнул он, не дожидаясь вопросов друга. - Я доказал!
Он быстро протиснулся в квартиру, а когда Тим, закрыв дверь, вернулся в свою комнату, то увидел, что Гоша уже раскрыл свою большую тетрадь и лихорадочно что-то в ней чертит.

- Где горизон виден лучше всего? В пустыне, на равнине, на плоской местности. Представляем эту местность в виде плоскости. Делаем проекцию плоскости на другую плоскость — получаем линию. Линию проецируем в точку — горизонт, который находился на первоначальной плоскости, заключён в этой точке — можем взять её рукой!

И он победно посмотрел на Тима.
Тим молчал.

- А ещё можно свернуть пространство, стянуть его в узел, тогда все горизонты мира будут доступны! Ну, доказал я тебе?

Тим помолчал и ответил: - Теоретически, конечно! Но практически…

Математик Георгий С., академик, лауреат чего-то там, вспоминая, с чего начался его интерес к математике, всегда улыбался: звездолёт, в расчёте траектории которого он участвовал, свернул пространство и только что пересёк линию далёкого горизонта.

**********

МОЯ МАЛЕНЬКАЯ МОДЕЛЬ КОЛЕСА

Человек, придумавший колесо, был гением — это все знают.
Но кто вспоминает о нём?
Имя его неизвестно, подвиг его бессмертен, но человечество до сих пор не поставило ему памятник, а следовало бы.

Я далеко не гений, обычный человек, с обычной жизнью, обычными мозгами. Ну, что я могу изобрести, что придумать? Разве что, как дожить до получки, если в холодильнике лежат кабачок, полпачки творога, кусочек варёной колбасы, а в шкафу есть полпачки вермишели.

Да, приходилось мне придумывать и такие выходы из положения, и для меня они были не менее глобальными, чем изобретение колеса — для всего человечества.
Потому что жить-то хочется. Очень хочется жить!

Особенно острым стало это желание после той аварии. После неё я вполне могла бы уже никаких желаний не иметь, но мне повезло, я живу, у меня есть желание, и даже кабачок в холодильнике.

Не думайте, что я живу чьей-то милостью! Нет, я работаю!
Я вычитываю тексты, набираю тексты — на трёх языках, между прочим — пишу курсовые и контрольные, делаю переводы… Много чего делаю!
На свете нет никого, кто мог бы заработать для меня денег или купить кабачок, вот и приходится крутиться самой. Хорошо, что можно делать покупки с доставкой и не зависеть ни от кого, тем более, что зависеть и не от кого, я одна, никого нет, но я уже об этом написала.

Работать нужно не только ради денег и покупки кабачка, работать нужно ещё и для того, чтобы не вспоминать, не думать, а для этого голова должна быть загружена и даже перегружена — вот я и кручусь, зарабатываю даже больше, чем могу потратить, но тут уж ничего не поделаешь: крутишься — значит, зарабатываешь, не работать же бесплатно, это было бы уж совсем глупо!

Я не сразу сообразила, как переключать сознание с воспоминаний на текущую жизнь, но потом придумала, потому что я, вообще-то, умная. Только авария и лекарства поначалу мой ум отключили, зато когда он включился, и оказалось, что больше мне не нужно ни о ком думать, я придумала, я изобрела это своё колесо, в котором и кручусь почти сутки напролёт: мне почему-то теперь достаточно двух-трёх часов сна, странно, правда?

Я изобрела свою собственную маленькую модель колеса и выживаю в ней — нет, живу! Я живу, я кручусь, я двигаюсь, а ведь движение и есть жизнь.
И какая разница, где двигаться? В машине, на которую падает огромный фрагмент космического корабля, в самом этом корабле или в маленькой модели колеса, которое крутится, но остаётся при этом на месте!

24 ноября 2020 года

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. Проект "Египетские ночи"