August 14th, 2021

Смотрю

МОЯ ПРОЗА. КАК Я НЕ СТАЛА НАСТЕЙ КАМЕНСКОЙ



Это произошло, когда я училась на предпоследнем курсе института и изо всех сил искала возможность остаться в Москве.
Москва всегда была очень моим городом, я в ней подолгу жила в детстве, училась в начальной школе, поэтому у меня не было никаких колебаний — уже на следующий день после выпускного вечера я уехала в Москву.

Но начальство столицы подложило мне здоровенную свинью: в 1975 году прикрыло прописку иногородних семейных людей, а я уже успела к этому времени и замуж выйти, и даже ребёнком обзавестись.

Но принять поражение просто так я не могла и начала крутиться.
Искала связи, знакомства, обращалась в разные инстанции, ждала ответа от разных людей, часами занимала телефон-автомат в общежитии, надоедала, канючила, выбивала обещания — в общем, пыталась добиться своего, не имея ни сильной мохнатой руки, ни денег на взятки, рассчитывая только на удачу.

И удача, как показалось на какой-то миг, мне улыбнулась.

Я запозднилась у друзей в Тёплом Стане и ждала автобуса на пустом шоссе в очень неприятной обстановке: практически, ночь, вокруг ни души, и автобус тоже не шёл.
Перспектива добираться домой на такси меня не слишком радовала — это было очень для меня дорого, да и не было на шоссе такси, а если и появлялась одинокая «Волга» с шашечками, то обязательно уже полная людей.

Поэтому когда я увидела зелёный огонёк, двигавшийся в сторону метро, счастью моему не было предела. Я решила, что доеду до метро — это было мне по карману, — а дальше всё было просто: прямая линия, пересадка на родной двадцать четвёртый троллейбус, не менее родное Лефортово.

Такси остановилось, я села, поехали!

Водителем был армянин лет тридцати, очень общительный. В два счёта он выведал у меня, где я учусь и живу, узнал о моих поисках пристойного распределения и вдруг предъявил мне корочки майора милиции!
Не буду называть его фамилию, ни к чему это. Звали его Юрой. На моё недоумение, зачем майор милиции водит такси, он объяснил, что в Москве и области происходит много пожаров, что это поджоги (а оно так и было, я даже в один такой пожар в метро чуть не попала), и он возглавляет группу, которая работает на отслеживании возможных поджигателей.

Юра убедил меня ехать с ним до общежития, и я, махнув рукой на то, что придётся расстаться с трёшкой, согласилась.

Он сказал, что может мне помочь остаться в Москве, если я готова пойти на работу в МУР.
Я ошалела: какой МУР, я инженер!

Оказалось, что на Петровке работает отдел научно-технической информации, которому были нужны люди разных профессий. В ходе расследования преступлений возникала необходимость в разных технических экспертизах — вот ими отдел и занимался.

Условия, перечисленные Юрой, были просто сказочными: сразу же оклад 180 рублей, если владею иностранным языком, то плюс десятка. Общежитие «малосемейка» на улице Горького, возможность подготовиться к экзамену на сдачу кандидатского минимума. Через год-два — лейтенантские погоны, то есть, повышение зарплаты.
Мужа тоже обещал устроить на работу.

Сказал, чтобы я подумала, поговорила с мужем, взял с меня строго по счётчику, объяснил, что довёз бы меня и бесплатно, но должен сдать выручку в таксопарк, поскольку работает под прикрытием и не может нарушить инкогнито.

Через некоторое время мы встретились опять, он записал все мои данные, чтобы показать их начальству, а ещё через какое-то время объявил, что мне назначен день, когда я должна явиться на Петровку, 38 для встречи с этим начальством.
Я должна была позвонить Юре накануне, чтобы уточнить время встречи.

Я позвонила.
Ответил мне не Юра, ответила женщина — каким-то странным сдавленным голосом.
Я попросила позвать Юру, она ответила, что Юры нет, что его накануне застрелили, когда он выехал на очередной поджог.

Я была так ошарашена, что впала в ступор и больше ничего не сделала: не узнала, когда похороны, не пошла на Петровку, чтобы попытаться встретиться с тем начальником самостоятельно…
У меня ничего не вышло, пришлось уехать из Москвы в Питер, с которым я не смогла смириться, потому что альтернативой служил Волгодонск, и Питер был для меня всего лишь меньшим злом.

Когда Левконоя привела меня в ЖЖ (мы познакомились с ней на Ли.ру), я стала общаться с дамой, которая работала на Петровке в том самом отделе.
Я рассказала ей эту историю, и она вдруг написала, что обо мне в отделе знали — не по имени, конечно, просто знали, что собираются принять на работу девушку, молодого специалиста из МЭИ. Очень удивились тому, что я не пришла.

Даже самой не верится иногда, что со мной произошла такая история.
И не могу объяснить себе самой, почему я не сделала никаких попыток исправить ситуацию, почему опустила руки.
Правда, гибель Юры очень сильно на меня подействовала, я долго не могла прийти в себя.

А счастье было так возможно...

14 августа 2021 года

Израиль

ОГЛАВЛЕНИЕ. МОЯ ПРОЗА. РАССКАЗЫ