leon_orr (leon_orr) wrote,
leon_orr
leon_orr

Categories:

КУЛЬТУРТРЕГЕРСКОЕ. Вылетевшие из "Улья". Мане Кац и художники «Парижской школы»





Мане Кац, “Цветы”


Я понимаю, что с первой моей публикации о выставке художников "Парижской школы", проходившей в августе в хайфском музее Мане Каца, минуло немало времени. Но таково свойство моего восприятия - какие-то мысли и впечатления я в азарте выплёскиваю сразу, а какие-то требуют длительного осмысления, долго усваиваются, прежде чем стать пищей для связного текста. Поэтому сегодня я опять пишу о выставке, прошедшей полтора месяца назад.


Меня поразила не только и не столько бедность палитры, использованной Мане Кацем в картине, которую я расположила на заставке ( напомню картину Хаима Сутина "Букет красных гладиолусов", кровавую мякоть цветов на ней, густой синий фон - вот краски, вот страсть, достойная цветения! ), сколько прозвучавшая на её фоне фраза экскурсовода о Марке Шагале, который в своё время рассказывал, что, живя в Витебске, вообще, не видел цветов, что он впервые увидел их в Париже!

Я начала думать, что же за жизнь была у этих молодых мужчин и женщин, что за нищета - тела и души - окружала их, и откуда они черпали те творческие силы, что гнали их из родных, пусть бедных, пованивающих скудной жизнью, но тёплых насиженных гнёзд в холод и неизвестность другой планеты, какой в начале ХХ века был Париж.
И особенно другой планетой был он для них - выросших в захолустье черты оседлости, польских и литовских гетто, в закоулках и тупиках одесской Молдаванки.

Даже в советское время, в годы, когда студентам платили стипендии и давали крышу над головой, не любой и каждый молодой человек был способен покинуть свою провинциальную малую родину, чтобы ринуться на завоевание советского "Парижа" - Москвы. А ведь Москва была тоже своей, родной, советской. В ней говорили на том же языке, что и в провинции, исповедали ту же религию и молились тем же "вечным" ( будущее показало, что под Солнцем нет ничего вечного, но до этого ещё нужно было дожить, в чём повезло - а может быть, не повезло - не всем) ценностям.

Какой силой духа, смелостью, верой в себя должны были обладать эти люди, взращённые в сугубо религиозной атмосфере, научившиеся читать в школах "талмуд-тора" и хедерах, никогда и никуда не выезжавшие из своих местечек!
Они рвались из затхлого быта, не давшего им настоящего и не сулившего будущего. Рвались и вырвались - так при закипании воды молекулы вырываются с её поверхности и образуют облако пара, которое затем, подхваченное сквозняком, разлетается свободно и растворяется в безбрежном эфире.

Большая часть из них ( Хаим Сутин прежде всего) считали, что, вырвавшись из местечкового болота, им следует как можно быстрее порвать со своим еврейством, ассимилировать, стать французами - иначе не добиться успеха ни на творческом, ни на жизненном пути.

Помогло ли это им?
Давайте, посмотрим.
О том, как жил и умер Хаим Сутин, я уже рассказала.
Продолжу список:

Самюэль Грановский: Екатеринослав, Украина, 1889 - Освенцим, 1942;

Моисей Коган: Бессарабия, 1879 – депортирован в 1942, место смерти неизвестно;

Жюль Паскин (иначе — Паскен, Пасхин) (фр. Jules Pascin, собственно Юлиус Мордехай Пинкас): 31 марта 1885, Видин, Болгария — 2 июня 1930, Париж - покончил с собой;

Абрам Минчин (фр. Abraham Mintchine): 4 апреля 1898, Киев — 25 апреля 1931, Париж - умер от сердечного приступа;

Вера Николаевна Рохлина, урожденная Шлезингер (фр. Vera Rockline): 1896 — 4 апреля 1934, Париж — покончила с собой;

Адольф (Айзик) Федер: 16 июля 1886, Одесса — 1943 (?), Аушвиц, Польша;

Яков Балглей (фр. Jacques Balgley): 7 марта 1891, Брест-Литовск Гродненская губерния — 14 июня 1934, Париж - умер от сердечного приступа;

Амедео Модильяни (итал. Amedeo Clemente Modigliani): 12 июля 1884, Ливорно, Италия — 24 января 1920, Париж, Франция - туберкулёзный менингит;

Натали Кремер 1891-1943(?) - очень "говорящая" дата смерти;

Эжен Зак: 1884 Могильно - 1926, Париж - умер от сердечного приступа;

Жорж Карс: Кралупу, Чехия, 1882 - 1945, Женева - покончил с собой.

Хочу напомнить, что я сделала выборку не из всего сонма художников ХХ века, а лишь из ограниченной группы, относившейся к определённому направлению в изобразительном искусстве - и что же мы видим? Какой ужасный уровень смертности!
Люди заплатили самую высокую цену за своё стремление творить, жить творчеством, за свою неординарность.
Поневоле вспомнишь Людочку из "Покровских ворот", когда она со слезами на глазах спрашивает о поэтах: " И что, все они - вот ТАК?!"
Художники, оказывается, тоже все "ТАК".

Мы видим три основные причины смерти. Первые две - это самоубийство и сердечный приступ. Они, несомненно говорят, кричат, вопиют о несбывшихся надеждах, неосуществлённых планах, иссякнувших жизненных силах, которые когда-то питали мечту о Париже.

Однако я хочу обратить особое внимание читателей на третью причину, обозначенную всего лишь датой и местом смерти: Аушвиц, Освенцим, 1942, 1943...

Получается, что никакое отрицание веры предков, никакое отрешение от своего народа, никакая ассимиляция не помогли избежать гибели за одну только принадлежность к гонимому народу, а значит, предательство было совершено напрасно ( как будто бывают не напрасные предательства!) - душу исковеркали, но погибли всё равно.

Нельзя играть с Дьяволом! Никакие игры с ним не заканчиваются для человека благополучно, потому что человек играет по-людски - и где же ему устоять против не людского?

И мы понимаем: мечта о Париже как о единственном пристанище, единственном месте на Земле, где можно забыть обо всём, кроме искусства, не осуществилась.
Художник остался сам по себе, а город - сам по себе.
Даже хуже: художник погиб, сметён с лица Земли, а Париж стоит себе и совестью не угрызается.

В списке художников "Парижской школы" есть имена художников, которые вняли сигналам судьбы и успели бежать от наступающих чёрных сил, выжили, дожили до старости - и это, я считаю, было великой победой.

В числе этих победителей и главный герой моего повествования - Мане Кац, не изменивший своему народу и нашедший ответ на вопрос: можно ли быть художником, оставаясь евреем, иудеем.
Можно, оказывается.
Спасибо Мане Кацу - своей жизнью он дал нам возможность хоть чему-то научиться, не делая собственных ошибок.
А ведь умение учиться на ошибках чужих считают мудростью.
Сойдём мы за мудрых?




ОГЛАВЛЕНИЕ. КУЛЬТУРТРЕГЕРСКОЕ


Оригинальный пост находится здесь http://leon-orr.dreamwidth.org/1286455.html. Включена возможность комментариев, если вы залогинены в ЖЖ.
Tags: без политики, великие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments