?

Log in

No account? Create an account
leon_orr [userpic]

КУЛЬТУРТРЕГЕРСКОЕ. Гений из местечка Смиловичи

Сентябрь, 6, 2012 (13:52)


МАНЕ-КАЦ И ХУДОЖНИКИ “ПАРИЖСКОЙ ШКОЛЫ”. Хаим Сутин

"Неизменно в самом темном углу сидели Кремень (Пинхус Кремень, художник - В.Д.) и Сутин.
У Сутина... были глаза затравленного зверя, может быть, от голода.
Никто на него не обращал внимания.
Можно ли было себе представить, что о работах этого тщедушного подростка,
уроженца белорусского местечка Смиловичи, будут мечтать музеи всего мира?"

Илья Эренбург, "Люди, годы, жизнь".


В России нет картин Хаима Сутина, на русском языке нет монографий о нем. О художнике на его родине знают мало. Он покинул Родину в начале до революции и долгое время был для России «потерянным» гением, как были «потерянными гениями» долгое время многие другие художники: Марк Шагал, Осип Цадкин, Моисей Кислинг.

На Западе, сумасшедший художник, выходец из нищего захолустного местечка, сегодня запредельно дорог. На аукционах "Кристи" в начале 90-х годов цены на работы Сутина измерялись миллионами долларов. В числе его поклонников (и счастливых обладателей его картин) - Изабелла Росселлини, семья Чаплина, семья издателя Галлимара, потомки Шагала, Фрэнсис Форд Коппола.

Уроженец захолустного еврейского местечка Смиловичи под Минском Хаим Сутин вырос в семье бедного портного, имевшего 11 детей, в среде, враждебной из-за догматов иудаизма изобразительному искусству. В детстве он познал голод, побои и унижения.

Сутин вынес из жизни местечка способность сопереживать страдающим и постигать драматизм человеческого существования.

С ранней юности он проявил неуклонную решимость следовать своему призванию вопреки всем, порой казавшимся непреодолимыми, препятствиям. Переехав в 1909 году в Минск, начал свою карьеру учеником фотографа и ретушером, а как художник дебютировал портретом мясника, сына местного раввина. Взбешенный допущенным автором нарушением запрета на изображение, а, главное, той интерпретацией, которую претерпел в портрете его облик, мясник жестоко избил Сутина. Последний попал в больницу, но его обидчика заставили заплатить штраф, который позволил молодому художнику перебраться в Вильно и поступить в местную художественную школу.

Сутину помог местный меценат, адвокат Винавер. Он дал ему рекомендательное письмо в Виленское иудаистское общество поощрения художеств. Там рисунки Сутина получили высокую оценку.
Здесь он пробыл однако недолго - как и других мастеров авангарда ХХ века, судьба с неодолимой силой влечет его в Мекку современного искусства - в Париж, тем более, что и в школе ему посоветовали уехать, справедливо полагая, что талантливому еврею во Франции будет намного легче добиться успеха, чем в России.

В 1912 году Сутин уехал из Вильно. Деньги на дорогу ему ссудил всё тот же адвокат Винавер. Юрист считал, что сотня-другая его не разорит, а помощь ближнему, тем более наделенному талантом, является делом богоугодным. И, несомненно, зачтется. Со временем.

В Париже Сутин поступил в Школу изящных искусств, к мастеру Кормону, но главные уроки извлекал в залах Лувра и Люксембургского музея, созерцая полотна Рембрандта, Курбе и Сезанна. В этот период он живет на Монпарнасе: сначала в знаменитом «Улье», по соседству с Шагалом, Модильяни, Цадкиным, Леже, Архипенко.

Разбогатевший на заказах румынской королевы Елизаветы скульптор Буше купил как-то, по случаю, участок земли на окраине Парижа, со временем обустроил его, превратил не то в гостиницу, не то в пансионат. И начал сдавать в аренду бедствующим коллегам. Плата была чисто символической. К тем, кто не мог платить, санкции не применялись.
Не рассчитывая получить сколько-нибудь значительный доход от заведения, Буше ничего не вкладывал в его благоустройство. Пансионат был запущен до чрезвычайности. Отсутствовали элементарные удобства. В комнатах спокойно расхаживали крысы. Ещё там обитали клопы и тараканы.
Впрочем, будущим гениям выбирать было не из чего. И они мирились с неприглядной обстановкой.
Благо дешево.

Просто выжить в эти первые месяцы в Париже, уже было подвигом для девятнадцатилетнего стеснительного и молчаливого увальня, явившегося из своего лесного, медвежьего угла, и не говорившего ни по-французски, ни, толком, по-русски. Спасла его, наверно, лишь фанатичная страсть к живописи, иначе он просто сошел бы с ума.



Поль Валери: "Париж привлекал всякого, кто верил в себя..."


Сутин провел в «Улье» семь или восемь лет жизни. Пытаясь заработать на хлеб, Сутин устраивался работать грузчиком, декоратором, чернорабочим, натурщиком, но его отовсюду выгоняли за полную неспособность.

Сутин, по выражению Шолом-Алейхема, был экспертом по голоду. Мемуаристы вспоминают, как неистово колотил он по ночам в двери своих соседей по «Улью», требуя хоть куска хлеба. Чтобы так написать «Натюрморт с селедкой», нужно было иметь за спиной многие поколения предков, для которых селедочка на обеденном столе была предметом мечтательного вожделения,

Художник Талов, живший одно время с Сутиным в его мастерской, вспоминал, как тот писал натюрморт с селедками. «Прежде чем съесть принесенную из лавки снедь, он принимался за натюрморт и мучился, разрываемый голодом, пожирая ее лишь глазами, не позволяя себе к ней притронуться, пока не закончит работу. Он становился бесноватым, слюни текли у него при мысли о предстоящем «королевском обеде».

Войдя в круг интернациональной артистической богемы, позже получившем название «Парижской школы», Сутин оставался в нем обособленным, пока 1915 году в жизни Сутина не произошло событие огромной важности: он познакомился с Амадео Модильяни.

Познакомил их скульптор Осип Цадкин. Узнав от Цадкина, что есть такой оригинальный до чрезвычайности и не в меру талантливый художник, Модильяни захотел познакомиться с работами Сутина.
Как пишет Цадкин, они вошли в подвал, где проживал Сутин, и были буквально ошарашены увиденным.
Сутин стоял голый возле холста, и смотрел на него с вожделением.
"Затем, - как утверждал Цадкин, - Сутин сделал несколько энергичных мазков. Было такое ощущение, будто на холст вылилась струя крови".
Эффект был настолько сильным, что впечатлительный Модильяни, вскрикнул.
Сутин обвел образовавшуюся на холсте "рваную рану" контуром человеческого тела. Водрузил на голову белый колпак. И получился поваренок.
Бог весть, был ли знаком широко образованный Модильяни с трудами входившего в моду Фрейда, но сексуальный подтекст происходящего он уловил.
- Тебе нужна девушка, Хаим, - сказал Модильяни, - иначе ты пропадешь!

Не откладывая дела в долгий ящик, Модильяни свел Сутина с несколькими натурщицами. Одна из них, шумная толстуха Полетт, произвела на Хаима Сутина сильное впечатление. Утверждают, что именно она лишила его невинности.

По другой версии на роль первой женщины Сутина претендует некая продавщица цветов с площади Пигаль по имени Руфь. Она была много старше Хаима. Как и Полет имела пышные формы. И постоянно говорила непристойности.

Какое-то время Модильяни поддерживал Сутина материально. Он выдавал сидящему на мели художнику франк. Впрочем, большую часть выданного франка они тут же пропивали.

На уроженца Тосканы Модильяни выпитое вино не производило большого впечатления. Не привыкший к выпивке Сутин быстро пьянел, не мог поддерживать беседу, что вызывало у Модильяни, теряющего и собутыльника, и собеседника, понятное недовольство.

Со временем, когда Хаим Сутин пристрастился к выпивке, он винил в этом Модильяни. И утверждал, что Моди, так друзья именовали Амедео Модильяни, споил его.
Трудно сказать, способствовал ли Модильяни появлению у Хаима Сутина выраженной тяги к спиртному. Или существовали другие, не столь персонализированные причины.
На пути к успеху, требующему больших усилий, чреватых чувствительными ударами по самолюбию, и постоянного эмоционального напряжения, спивались многие. И Сутин, в этом плане не был исключением,

Но, Бог весть почему, с годами, добившись признания, Хаим Сутин пытался дистанцироваться от Модильяни. И однажды, когда Сутина спросили, был ли Модильяни его лучшим другом, он с заметным раздражением ответил:
- Нет. Мы не были друзьями. Пили вместе, это верно. Но кто не пил в Париже с Модильяни?

Однако это будет потом, а в самом начале знакомства отношения у них складывались совершенно по-другому.
Подружились они мгновенно. Многим этот союз казался странным, непонятно что могло быть общего у блестяще образованного красавца и денди с немытым грязнулей из нищей российской провинции, а сроднила их общая страсть к искусству.

Различие между художниками было чисто внешним. Внутренне они были близки.
Модильяни чуть ли не первым оценил выдающиеся способности Сутина.
Он пристроил бездомного Сутина в мастерскую к скульптору, еврею из России, Оскару Мещанинову. Тот был человеком необычайно добрым, и Сутин впервые в жизни почувствовал себя в его мастерской как дома, и, наконец-то у него появились все условия для работы.

Модильяни восхищался Сутиным, считал его гением и познакомил Хаима со своим ангелом-хранителем, собирателем картин и поэтом - Леопольдом Зборовским, Збо, как он его называл.

Когда Збо упрашивал и без того больного Модильяни не убивать себя ещё больше алкоголем и наркотиками, Модильяни сказал: "Ты не грусти, когда меня не станет, я оставлю тебе гениального художника Сутина".
Збо оценил талант Сутина, взял художника под крыло и отправил его отдохнуть и поработать на юг Франции, а потом экспонировал картины молодого художника у себя в галерее.



Хаим Сутин, "Девушка в синем", Музей Израиля ( дар дар Эдвин и Грейс Хокин, Чикаго)


Благодаря его скромной материальной поддержке художник смог прожить около трех лет на побережье Средиземного моря, где его искусство претерпевает существенные изменения. На смену внешней упорядоченности форм приходит свободное излияние чувства и цвето-пластической материи, аскетичная гамма охристо-серых тонов уступает место насыщенной, красочной и высветленной палитре. В холстах, написанных на юге, земля, скалы и деревья напоминают движущуюся лаву и заполняют все пространство картины, а изображение конкретного мотива перерастает в визионерское видение стихийных сил природы.

Картины Сутина тревожили и завораживали зрителей, а палитра несла в себе такой пламень, такую необузданную страсть, что не возможно было остаться равнодушным.



Хаим Сутин, "Букет красных гладилусов"
1919, холст, масло, 60 x 46 cm.
Из коллекции Музея Гехта, Хайфский университет


После смерти Модильяни, Сутин не сошёлся больше ни с кем, жил замкнуто, общался только со Збо и доверял только ему одному.
Он ненавидел маршанов, выставки и отказывался отдавать куда-либо свои картины. Художник был уверен, что рано или поздно они и так найдут своих поклонников и покупателей.

Так и произошло. Альберт Барнс увидел в галерее Зборовского картины Сутина, приобрел их для своей коллекции и в дальнейшем Сутин уже никогда не знал нужды, находясь под покровительством знаменитого коллекционера из США.

В 1927 году в Париже состоялась первая выставка Хаима Сутина, затем прошли с большим успехом выставки художника в Нью-Йорке, Лондоне и Париже. В 1929 году была опубликована первая книга о творчестве художника.

Став богатым человеком, Сутин не превратился в буржуа: внутренняя жизнь мало изменилась, та же «духовная жажда» и боль сжигают его. Жизнь его полна страдания и страшных предчувствий мировой кровавой бойни, и только живопись помогает, осмыслить и преодолеть эту боль.

Начало войны застает художника в Париже. Ему предлагают уехать в США, но он, вопреки здравому рассудку остается и даже пытается в 1939 году записаться добровольцем на фронт. Его не берут по состоянию здоровья.
Начавшаяся бойня войны, бойня, закружившая и унёсшая любимую женщину и многих его знакомых, обострила в нём и без того болезненное переживание смерти.

В 1941 году Сутин пытается записаться добровольцем в армию, и ему вновь отказывают.
Весной 1941-го друзья, спасая Сутина от преследования фашистов, снабдили его фальшивыми документами и помогли укрыться в маленьком городке в Нормандии.

Гибель художника произошла в духе мрачного гротеска, что мерещится в его картинах. Резко обострилась язва желудка и художнику потребовалась срочная операция. Хаима окольными путями повезли из Нормандии в Париж к хирургу согласившемуся вопреки запретам властей, сделать операцию еврею.
Он скончался от перитонита в августе 1943 года, когда его умирающего, тайно перевозили в Париж, спрятав в траурном катафалке,
Его похоронили в Париже по фальшивым документам на кладбище Монпарнас.




Часть экспозиции выставки "Мечта о Париже" с картиной Хаима Сутина "Девушка в синем"


По материалам, найденным в Интернете. Фото автора

Продолжение следует




ОГЛАВЛЕНИЕ. КУЛЬТУРТРЕГЕРСКОЕ



Оригинальный пост находится здесь http://leon-orr.dreamwidth.org/1266169.html. Включена возможность комментариев, если вы залогинены в ЖЖ.

Comments

Posted by: ma_rs (ma_rs)
Posted at: Сентябрь, 6, 2012 12:50 (UTC)
так надо

Большое спасибо за этот пост! замечательный художник. мы видели его работы в Париже в музее Оранжери. я долго пыталась найти альбом с репродукциями работ Сутина. К сожалению, ничего приличного не нашла.

Posted by: leon_orr (leon_orr)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 18:10 (UTC)
Смотрю

Коммент пришёл только сейчас!
Спасибо, что прочли и хорошо приняли. Как я поняла, о "Парижской школе", вообще, мало кто писал.
Уж не потому ли, что евреев в ней было много?

Posted by: ma_rs (ma_rs)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 20:20 (UTC)
yozhik

Альбома с репродукциями Сутина я тоже не нашла. он есть в сборниках. Но нет Альбома, в котором были бы только его работы.

Posted by: Любовь (goldfond)
Posted at: Сентябрь, 6, 2012 13:49 (UTC)
анютины глазки

Очень интересно! Не видела его картин, действительно. И даже сейчас, по-моему, на никаких провозных выставках их нет...

Posted by: leon_orr (leon_orr)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 18:08 (UTC)
Смотрю

Вот эта выставка, о которой я пишу, проходила в Москве. Но вообще-то, он совершенно незнакомый нам художник.

Posted by: Любовь (goldfond)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 18:56 (UTC)
тётка

Да, в Петербурге его не выставляли. И, конечно, незнакомый, раз о нём никто не упоминает и выставок нет)

Posted by: chugaylo (chugaylo)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 17:36 (UTC)
Иголки

Спасибо! Вот сейчас прочел. Не знал о его дружбе с Модильяни, на выставке в Москве они висели в одном зале и, в общем, одного направления казались, только Модильяни менее радикален в своем взгляде на человека, он более добр к зрителю.

Posted by: leon_orr (leon_orr)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 18:07 (UTC)
Смотрю

У Модильяни были совсем другие детство и юность. Он из состоятельной семьи, правда, разорившейся, но не дошедшей до такой бедности, в какой жил Сутин от рождения и до продажи первого полотна.
Я, может быть, и о Модильяни напишу.

Posted by: chugaylo (chugaylo)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 18:09 (UTC)
Иголки

Да, рассказ о натюрморте с селедкой очень впечатлил.

Posted by: leon_orr (leon_orr)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 18:50 (UTC)
Смотрю

Не зря ведь окружающие удивлялись этому союзу - совершенно ведь разные были люди!

Posted by: chugaylo (chugaylo)
Posted at: Октябрь, 13, 2012 20:37 (UTC)
Иголки

Их объединяет гениальность и общительность Модильяни=)

11 Читать комментарии